Форма воды: Сказка – ложь, да в ней намек. От дель Торо вам урок

           Кто сказал, что сказки должны быть только для детей? Только потому, что они из-за присущей наивности в них верят? Верят в существование волшебных городов, причудливых созданий, злых Кащеев, добрых молодцев, в деда Мороза, наконец. Дети смотрят, как отрицательный персонаж наводит ужас и совершает нехорошие поступки, но верят, что обязательно объявится положительный герой и восстановит справедливость, а добро традиционно победит. А затем дети вырастают, сталкиваются с реальностью и перестают верить в существование змея Горыныча, бабы Яги и трех удалых богатырей.

А вместе с ними перестают верить в сказки и, как следствие, осознают, что добро далеко не всегда способно одержать верх над злом. Поэтому сказки должны быть только для детей? Потому что, становясь взрослыми и обрастая суровым бытом, мы смотрим их с оправданным скептицизмом? Потому что все меньше верим в победу добра? А вдруг это не совсем так?

 

             Похоже, что Гильермо дель Торо почти в каждом своем фильме задается подобными вопросами, ведь та самая сказочность присутствует в том или ином виде практически во всем, к чему режиссер прикладывает руку. Вот только в его историях сказочной является лишь оболочка, которая частично прикрывает знакомые взрослым реалии, трудности и жестокости окружающего мира. И самым ярким примером данного стиля, безусловно, является «Лабиринт Фавна», рассказываемый далеко не детской аудитории. На том же вспаханном поле выросла и «Форма воды», в которой Гильермо с большим удовольствием применил все свои любимые приемы, которые нашли свое отражение как в центральных элементах, так и в множестве мелочей. Претерпев некоторые видоизменения, из «Хэллбоя» переместился рыбо-человек вместе с исполняющим его роль актером, да и одна из выпущенных пуль попадает не куда-либо, а в именно щеку, что присутствовало в вышеупомянутом «Лабиринте Фавна».

 

      Однако, все многочисленные похожести, приемы и отсылки нисколько не лишают «Форму воды» индивидуальности. На сей раз дель Торо скорее можно назвать не режиссером, а дирижером. От начала и до конца картина мелодично звучит и поет, играясь с настроениями зрителя. В едином плавном темпе кружатся персонажи, перемещаясь между декораций. Будто управляемая волшебной палочкой, за ними с легкостью следует камера, вводя в истинное блаженство зрительные органы.

 

          Тем временем на передний план гармонично выходит главная героиня. Да, она далеко не красавица по общепринятым меркам и, к тому же, немая. Но ее глаза и взгляд, в котором блеск наслаждения иногда сменяется на глубину тревоги, говорят больше, чем тысячи слов. Ее красота не внешняя, но внутренняя. И пусть ее мировоззрения можно назвать наивными, та сильная вера в хорошее, подкрепленная сильнейшим упорством, кажется способна хоть и не сдвинуть горы, но проломить стенку наверняка.

            Но вот легкий взмах дирижерской палочкой, темп и мелодия меняется, и на сцене появляется он – хладнокровный и жестокий фанатик своего дела, самоотверженный и исполнительный механизм безжалостной системы, главный злодей. В его руках сила и власть, в его глазах лишь ориентир в виде результата поставленной цели и полное отсутствие морали. Ему безразлично, кто перед ним, бог или человек. Если потребуется, он уничтожит обоих. Именно этому проявлению вселенского зла и будет противостоять вселенское добро в виде немой уборщицы. И две противоположные друг другу, но по своему прекрасные мелодии сталкиваются и переплетаются в одну единую композицию.

            Точно так же переплетаются и две другие составляющие фильма – сказочная и реальная. Главная героиня хоть и источает добро и витает в волшебных грезах, но ежедневную мастурбацию в ванной это не отменяет. Да и полы отмывать приходится не только от грязи с обуви, но и от крови. Её обаятельный сосед посвящает себя живописи, однако он вынужден принимать условия рынка, ни во что не ставящим его вложенную в работу душу. Да и сам злодей, чьим метаморфозом являются собственные пальцы, откушенные, подобранные, пришитые, но не прижившиеся, а потому гниющие и требующие срочного удаления. И оно, это удаление, обязательно будет. И пальцев, и злодея. Ведь, несмотря на множество грязных, жестоких и отвратительных эпизодов, победу должно одержать добро. Ведь это, пускай и мрачная, но все же сказка.

 

         «Форма воды» - это сказка для взрослых, и рассказчик Гильермо не собирается убеждать зрителя в существовании человека-амфибии и не просит верить в происходящее. Он сам уже взрослый и прекрасно понимает, что в сказки люди не верят. Он говорит о том, что не подлежит сомнению – о существовании добра и зла в любых формах и проявлениях, в жизни каждого человека. И их столкновение происходит постоянно и повсюду в самых разных масштабах. А еще он говорит о красоте. Не той, которая зависит от стройности тела, размера глаз и пропорций лица. А о красоте внутренней, как одним из главных оружий в борьбе добра против зла.

 

             И все же, при всех многочисленных плюсах этой красивейшей картины, шикарной постановке, превосходной операторской работе, завораживающей атмосфере и потрясающего музыкального сопровождения, я не могу назвать «Форму воды» лучшим фильмом в карьере режиссера. И это следствие даже не трехкопеечного сюжета, а отсутствия мощного инструмента, способного вызвать сильный эмоциональный выброс. В этом отношении именно «Лабиринт Фавна» по прежнему является для меня наиболее сильной лентой, которая не оставляет равнодушным даже спустя некоторое время после просмотра. Можно ли «Форму воды» назвать прекрасным фильмом? Однозначно, да. Гениален ли он? Пожалуй, нет.

Что хорошего: Вся аудио-визуальная часть, работа актеров.

Что плохого: Чрезмерная простота сюжета (хотя, это сделано нарочно), отсутствие сильного эмоционального эффекта.

 

Лучший момент: Черно-белые грезы главной героини

Оценка: 76%

  • Instagram_App_Large_May2016_200
  • Vkontakte Social Icon
  • Wix Facebook page
  • Wix Twitter page
Кинонист - кино, рецензии и прочая веселая чушь